?

Log in

No account? Create an account

**********

Хозяйки этого журнала больше нет. Меня зовут Елена, я ее дочь. Если вдруг .... не знаю, что может быть этим "вдруг", но мало ли.... Я в ЖЖ называюсь indilenka
nbsp;                                                            орогие мои друзья!

nbsp;                            С Новым Годом и Рождеством!   Будьте здоровы и счастливы
                  
Решила познакомить Вас с новыми текстами из моей книги "Рассказы невролога

                                                                      МИССИС  МИРА

nbsp;  Из далёкого горного  ингушского села в реанимационное отделения нашей больницы, которое я тогда консультировала, привезли роженицу. Рожать она начала ещё дома, но родоразрешение всё не наступало. У больной повысилось артериальное давление, и начались эпилептические припадки, следующие друг за другом. Такие состояния, осложнявшие роды, называют эклампсией. В районное родильное отделение родственники мужа  больной её не повезли, стремясь скрыть «позорную болезнь», какой она считается в народе, и держали её дома, пока не узнавшие о такой дикости родные женщины не настояли на отправке её в больницу.  К нам она попала на седьмые сутки после начала родов. В отделение было проведено кесарево сечение,  и на свет появилась жизнеспособная девочка. Но состояние матери не улучшалось. Припадки стали почти постоянными,  и она утратила сознание.

nbsp; На большой функциональной кровати лежало человеческое существо, похожее на инопланетянина, демонстрировавшегося в те дни по телевидению. nbsp;  Маленькое серое личико с обтянутыми коричневой кожей скулами  периодически перекашивалось судорогами мимических мышц.  Судороги распространялись и на всё её худенькое,  высохшее тело.  Сознание было утрачено, больная не реагировала на окрик и боль. Зловонное дыхание подтверждало наши опасения – больную не кормили более недели. Создавалось впечатление, что сельские медики боялись припадков и не решались заниматься  больной. Происхождение судорог мне было понятно, и я с целью снизить внутричерепное давление произвела спинно – мозговую пункцию,  выпустив из мозговых пространств излишки жидкости, обмывающей мозг. Давление внутри черепа оказалось чудовищным. Осторожно, снизив его до определённого уровня, я добилась и результата  - больная расслабилась, и судороги прекратились. Реаниматоры продолжили вмешательство поддержкой работы сердечно – сосудистой системы и наводнением организма жидкостями. Осталось дождаться возвращения сознания и организовать кормление пациентки через зонд.

nbsp;    К вечеру припадки повторились, но стали слабее и реже. Я снова приехала в реанимацию и повторила процедуру. Утром мне сообщили, что припадки прекратились, и больная пришла в себя. Попасть в реанимацию я никак не успевала, на очереди были другие больные.

nbsp; Потом я узнала, что из реанимации больную выписали вместе с дочкой, находившейся всё это время в родильном отделении.

nbsp; Прошло несколько месяцев. Однажды в дверь моего кабинета постучали, и на пороге я увидела высокую стройную женщину сказочной красоты. Белокожая, с копной рыжеватых волос, с удивительно яркими синими глазами она была так прекрасна, что я залюбовалась этим  Божьим созданием. Её шелковое кремовое длинное  платье обтягивало совершенную женскую фигуру. В руках она держала букет кремовых роз, гармонировавших с её платьем. Мне приходилось видеть красавиц. Но ни одна не была столь удивительно красива.

- nbsp;        Вы помните меня?- спросила  она удивительным бархатным голосом.

Я не помнила потому, что никогда раньше её не видела. Она продолжала.

- nbsp; Я тоже не помню Вас. Полгода назад я лежала в реанимации в вашей больнице. Я тогда умирала,  и никто не верил, что я выживу. Да ещё рожу дочь, которая уже сидит в своей кроватке. Меня выписали здоровой. Теперь я окончательно пришла в себя и приехала поблагодарить спасших меня врачей. Но они сказали, что своей жизнью я обязана в основном вам. Вот я пришла поблагодарить и вас, - и она протянула мне букет цветов. - nbsp; Вы тогда сделали мне мозговой укол.

nbsp; В моей памяти  всё прояснилось. Потом мы сидели  друг против друга и разговаривали. А я думала о том, что наша бывшая пациентка, несомненно,  выиграла бы все возможные мировые конкурсы красоты. Я  любовалась  её прелестным лицом с  глазами  Нефертити  и пыталась не вспоминать тот маленький жалкий тёмный комочек, бьющийся в судорогах на большой больничной кровати.

[Error: Irreparable invalid markup ('<span [...] </span>') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

<p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes" </span><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;
&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; С Новым годом и Рождеством. дорогие мои дрзья !
&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; Всего самого хорошего всем вам ! Будьте здоровы и счастливы1
&nbsp;&nbsp; Давно я не писала в журнал. Решида рассказать вам одну мою историю из почти готового сборника &quot;Рассказы невролога&quot;.&nbsp; Одновременно поздравляю Танюшу Крещенскую с днём Рождения1

&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; &nbsp;&nbsp;Миссис мира&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </span><span style="mso-spacerun: yes" </span><o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp;&nbsp; </span>Из далёкого горного<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>ингушского села в реанимационное отделения нашей больницы, которое я тогда консультировала, привезли роженицу. Рожать она начала ещё дома, но родоразрешение всё не наступало. У больной повысилось артериальное давление, и начались эпилептические припадки, следующие друг за другом. Такие состояния, осложнявшие роды, называют эклампсией. В районное родильное отделение родственники мужа<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>больной её не повезли, стремясь скрыть &laquo;позорную болезнь&raquo;, какими судорги считаются в народе, и держали её дома, пока не узнавшие о такой дикости родные женщины не настояли на отправке её в больницу.<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>К нам она попала на третьи сутки после начала родов. В отделение было проведено кесарево сечение,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>и на свет появилась жизнеспособная девочка. Но состояние матери не улучшалось. Припадки стали почти постоянными,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>и она утратила сознание. <o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>На большой функциональной кровати лежало человеческое существо, похожее на инопланетянина, демонстрировавшегося в те дни по телевидению.<span style="mso-spacerun: yes"> nbsp;&nbsp; </span>Маленькое серое личико с обтянутыми коричневой кожей скулами<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>периодически перекашивалось судорогами мимических мышц.<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>Судороги распространялись и на всё её худенькое,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>высохшее тело.<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>Сознание было утрачено, больная не реагировала на окрик и боль. Зловонное дыхание подтверждало наши опасения &ndash; больную не кормили и не поили более недели. Создавалось впечатление, что сельские медики боялись припадков и не решались заниматься<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>больной. Происхождение судорог мне было понятно, и я с целью снизить внутричерепное давление произвела спинно &ndash; мозговую пункцию,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>выпустив из мозговых пространств излишки жидкости, обмывающей мозг. Давление внутри черепа оказалось чудовищным. Осторожно, снизив его до определённого уровня, я добилась и результата<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>- больная расслабилась, и судороги прекратились. Реаниматоры продолжили вмешательство поддержкой работы сердечно &ndash; сосудистой системы и наводнением организма жидкостями. Осталось дождаться возвращения сознания и организовать кормление пациентки через зонд. <o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </span>К вечеру припадки повторились, но стали слабее и реже. Я снова приехала в реанимацию и повторила процедуру. Утром мне сообщили, что припадки прекратились, и больная пришла в себя. Попасть в реанимацию я никак не успевала, на очереди были другие больные. <o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>Потом я узнала, что из реанимации больную выписали вместе с дочкой, находившейся всё это время в родильном отделении.<o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font face="Times New Roman"><font color="#000000"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>Прошло несколько месяцев. Но однажды в дверь моего кабинета постучали, и на пороге я увидела высокую стройную женщину сказочной красоты. Белокожая, с копной рыжеватых волос, с удивительно яркими синими глазами она была так прекрасна, что я залюбовалась этим<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>Божьим созданием. Её шелковое кремовое длинное<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>платье обтягивало совершенную женскую фигуру. В руках она держала букет кремовых роз, гармонировавших с её платьем. Мне приходилось видеть красавиц. Но ни одна не была столь удивительно красива.<o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; text-indent: -18pt; margin: 0cm 0cm 0pt 21pt; tab-stops: list 21.0pt; mso-list: l0 level1 lfo1"><font color="#000000"><font face="Times New Roman"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><span style="mso-list: Ignore">-<span style="font: 7pt 'Times New Roman'"> nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </span></span></span><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU">Вы помните меня?- спросила<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>она удивительным бархатным голосом. <o:p></o:p></span></font></font></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt 3pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font color="#000000"><font face="Times New Roman">Я не помнила потому, что никогда раньше её не видела. Она продолжала.<o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font color="#000000"><font face="Times New Roman">-<span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>Я тоже не помню Вас. Полгода назад я лежала в реанимации в вашей больнице. Я тогда умирала,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>и никто не верил, что я выживу. Да ещё рожу дочь, которая уже сидит в своей кроватке. Меня выписали здоровой. Теперь я окончательно пришла в себя и приехала поблагодарить спасших меня врачей. Но они сказали, что своей жизнью я обязана в основном вам. Вот я пришла поблагодарить и вас, - и она протянула мне букет цветов. -<span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>Вы тогда сделали мне мозговой укол.<o:p></o:p></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; text-indent: 28.4pt; margin: 0cm 0cm 0pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><font color="#000000"><font face="Times New Roman"><span style="mso-spacerun: yes"> nbsp; </span>В моей памяти<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>всё прояснилось. Потом мы сидели<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>друг против друга и разговаривали. А я думала о том, что наша бывшая пациентка, несомненно,<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>выиграла бы все возможные мировые конкурсы красоты. Я<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>любовалась<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>её прелестным лицом с<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>глазами<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>Нефертити<span style="mso-spacerun: yes">&nbsp; </span>и пыталась не вспоминать тот маленький жалкий тёмный комочек, бьющийся в судорогах на большой больничной кровати.<b><o:p></o:p></b></font></font></span></p><p class="MsoNormal" style="text-align: justify; margin: 0cm 0cm 0pt 3pt"><span style="font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU"><span style="mso-spacerun: yes"><font color="#000000" face="Times New Roman"> nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </font></span><o:p></o:p></span></p>

С Днём рождения!

С Днём рождения, дорогой друг и тёзка Милочка! Здоровья и благополучия, успехов , любви и побольше радостей!Ваша Л.Н.

Чертополох

Чертополох - колючий, вредный сорняк. О нём я вспомнила, думая о происходящих в настоящее время событиях, описаниями которых полнится наша пресса.. Я имею ввиду пресловутую группу пусси-рай. Кто они, называемые девушками - хулиганками? Вместо лиц у них устрашающие чёрные маски. Может. под масками скрывается нечто , что нельзя показывать людям? Или это признаки остатков совести? И почему на суде их только три? Где и кто четвёргый?
   Четыре юные "девушки", уже пополнивших своими потомками наша ряды, возомнили себя служительницами новой поп - религии, и решили использовать для этой цели Главную провославную церковь России. И осчастливить нас "молебном" с прыганием и задиранием ног выше головы.Их "молебен" длился сорок секунд. Можно представить себе , что они показали бы ещё, если бы возмущённые охранники не выставили их за дверь.Это не глумление?
  - Девочки ничего страшного не сделали!!! Отпустите их с миром! - зазвучали голоса нашей передовой отечественной интеллигенции.
  Неужели "лучшие среди лучших" не поняли, что произошло надругательство над нашей церковью? Неужели они не понимают значение церкви в России? Они забыли, как строилось Русское государство и какую роль в этом процессе играло Православие - высшее духовное достижение русского народа? Неужели они не видят. как меняктся нравственность в России? Разговоры о свободе перетекают во всёдохволенность.
   Я вовсе не хочу сажать "перезревших "девчонок" в тюрьму Но разъяснить им, в чём заключается их вина необходимо. Иначе они начнут справлять свои естественные потребности на порогах наших храмов.
  Вот таким образом и пришло сравнение с чертополохом, чертополохлм нашего сознания, чертополохом, упорно пробивающимся изо всех щелей нашей жизни. Его ростки  недавно вылезли и Перми, "будущей культурной столице России" в виде красных безголовых человечков на улицах этого славного города, в виде надкушенного гигантского яблока или громадной буквы "П"! В чём заключается эта новая пермская культура, никто не понял. Позже, в одном из городов Сибири попытка окультурить таким образом и эту часть России закончилась благополучно благодаря бдительному мзру. А правильно воспринявшие этот бред казаки Кубани оплевали автора преобразований сознания жителей нашего Юга. Чертополох пытается расползаться по всей нашей стране.
Чкптополох пробился и на Красной площади, эпатировав публику с участием пуси - мусей. Я предполагаю, что попатки рисовать на заборах и на больших площадях петебургских мостов мужские половые органы
это  есть проявление одного и того же    явления - всходящей эпохи чертополоха.
Ппримеров этой чертополоховой эпохи уже не мало. Это и голый художник, передвигающийся на четверкньках на улицах Москвы перед выставкой современного искусства, призывающий нас назад к четвероногому существованию. Это и процесс совокупления перед потрясёнными школьниками в одном из музеев, и навешивание на иконы жестяных консервных банок... Это и бранные слова, "без которых на Руси не прожить". По этому поводу даже выпущены словари для тех, кто не умеет пользоваться матовыми выражениями.Чертополох. он везде чертополох.Даже в нашиъ головах.
 А тут ещё и нетрадиционные наши страдальцы, утверждающие браки с прямой кишкой ( простите меня, пожалуйста!).Что может "родить" кишка, известно всем. Слава Богу, что мы ещё отказываемся стать под их радужные знамёна!
    Наша пресса молчит. Молчала она и тогда, когда пуси - муси делали первые свои шаги. Вот и получили продолжение...
    Я очень давно живуу в этом мире. Пуси - рай я уже видела в своём детстве. Ранней тёплой весной  1935 года, когда мне ещё не исполнилось пяти лет, я вместе со своей любимой бабушкой по своему настоянию попала на пасзальное богослужение в маленькую кладбищенскую церковь недалеко от нашего дома.  Остальные двадцать церквей и соборов Владикавказа тогда уже были взорваны пра-пра-прадедами современныъ пусси.Богослужение было объявлено укороченным и заканчивалось в 8 часов вечера. В церкви присутствовали только старые женщины, старики и дети. Молодые боялись грозящего им увольнения за посещение церкви. Держа бабушку за руку, я слушала скорбные песнопения, которые знали и пели все присутствующие, испытывала неведомые мною раннее чувста жалости к распинаемому  Христу.
 Когда служба закончилась и мы направились к входным дверям, раздались крики и детский плач. Комсомольцы! - закричала толпа. Я на всю жизнь запомнила представших нам на паперти стращных чудовищ в в вывороченных бараньих тулупах с пришитыми к ним толстыми верёвками - хвостами, с рогами и и вилами в руках. Они кривлялись. прыгали, задирали ноги точно так же, как и наши пуси - муси, орали глумливые слова, тушили свечи в руках прихожан и угрожали им вилами. Все кинулись назад и. благодаря священнику, открывшему боковые двери, выбежали в тёмные кладбищенские аллеи. Рядом со мною плакал маленький мальчик, державший в руке свечу. Бабушка моя остановилась и снова зажгла его свечку о мою, чудом не потухшую. Бабушка, обиженная и оскорблённая, заплакала только дома. "Козломозы" сказал дед, ещё не зная. что имя им пусси - рай...
   Мне недавно исполнилось 82 года. Но ту пасхальную ночь я не забыла до сих пор.
  Я хорошо понимаю, что хотели сказать на Болотной площади мои молодые соотечественники. Я вместе с ними! Необходимо что - то делать и бороться с сорняками в нашей жизни. А пуси - раям я хочу пожелать освобождения от чертополоха, который вдохновил их в позорное и глупое выступление. Сами же организаторы преступного непойми чего спрятались и выжидают... Чертополох не дремлет!
   Посвяшается господину Осмиеву
На мой родной Кавказ пришла весна.  На Главном проспекте Владикавказа мальчишки продают подснежники. Яркое солнце ,наверное, уже растопило снег, из земли  потянулись к свету  первые зелёные ростки и набухли, и вот - вот лопнут почки деревьев, явно заждавшиеся тепла. Контуры Столовой горы, всё ещё покрытой снегом, видны из каждого окна и уже ярко обозначились на прозрачно - голубом небе.Тихо журчат прозрачно-зеленоватые воды Терека, и не верится, что чкрез месяца полтора его воды превратятся в бешенные потоки, способные разрушить всё на своём пути потому, что в горах начнётся таяния снегов.
Все мои мысли там, на моей Родине, которую мне уже не суждено увидеть...
    Недавно любовалась фотографиями Столовой горы и окрестностей ущелья Армхи, которые поместил в интернете один слвный и неравнодушный человек, который, как и я, любит свою Родину, Родину своих предков.. Спасибо ему!
Всё, описанное  было перижито мною 64 года назад в 1948 году. Этот текст из моего романа "Добрая клиника"

Тридцатилетие Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза   молодёжи  на Столовой горе.

     

      Прошло чуть больше месяца. Студенты начинали привыкать к новому образу жизни и к новым своим товарищам. Но однажды, когда закончилась очередная лекция по неорганической химии, в лекционный зал вошли парторг и комсорг института вместе со старостой курса. Комсорг объявил, что лекций больше не будет, так как завтра нам всем предстоит подняться на Столовую гору в честь тридцатилетия ВЛКСМ (для не сведущих – Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи). При отказе могут попросить из института. Прогулка будет длиться всего один день. В шесть утра студентов всех курсов, кроме пятого, отвезут в ущелье Армхи, откуда и начнется подъём на гору (высота более 3000 метров!). Вечером у подножия Столовой всех будет ждать транспорт. Прогулка не очень трудная… Марфа знала по рассказам побывавшим там, на вершине знакомых, о том, что южная сторона горы трудна только самим  пологим подъёмом, не таившем никаких неожиданностей. А северный склон, обращённый к городу, был весь изрезан трещинами, обрывами и пропастями. Ниже каменной части горы располагались вековые леса . Деревья держались корнями за изрезанные склоны, опускались в другие, менее глубокие ущелья, затрудняя спуск. Марфе всегда хотелось побывать там. И теперь это желание могло исполниться!

     Когда Марфа заявила дома о предстоящем мероприятии, мама воспротивилась такой «глупости», «как посылать детей осенью в горы». Там может пойти снег и произойти «Бог знает, что». Но выдвинутый Марфой аргумент о грозящем за непослушание исключении из института заставил маму согласиться  с условием, что её дочь оденется  в поход так, как решит она, мама. Марфа взглянула в окно – за окном стояло золотое бабье лето. Все деревья были в золотом убранстве и багрянце листьев. По голубому безоблачному небу плыли в неведомые страны  серебряные паутинки. И люди ещё были одеты по – летнему. И совсем не хотелось верить маминому предсказанию.

 В шесть часов следующего утра Марфа появилась во дворе института.

 - Ты собралась на северный полюс? – издевались надо нею друзья.

 Мама постаралась – она велела натянуть на себя белый  ручной вязки свитер с коричневым орнаментом, такую же шапочку и новенький папин ватник. Но вместо юбки Марфе пришлось сунуть ноги в ватные отцовские брюки. И ватник, и брюки были спецодеждой ведущего инженера Энергетической системы во время его работы на огороде, который располагался в нескольких километрах от города, куда не ходил никакой транспорт. Этот огород  помогал выживать в тяжелые послевоенные годы.

 Насмешек в этот день   Марфа наслушалась сполна и,  стащив с себя ватник, засунула его в небольшой рюкзак с бутербродами.

  В институт студенты прибывали так долго, что  собравшиеся устали ждать опаздывающих. Наконец,  все разместились в грузовиках, устроившись на полу кузовов. Территорию института покинули только в 11 часов дня. Потом старые трёхтонки, ровесницы первокурсников, двинулись в сторону Чугунного моста, пересекли Терек и  выехали на Военно-грузинскую дорогу. Миновав Редант, бывший военный редут времён кавказских войн, они скоро оказались напротив ущелья Армхи, которое соединяется с этой дорогой. Здесь  беспокойный студенческий народец выгрузили и направили в длинную очередь из студентов вузов, учащихся техникумов, фабрично-заводских  училищ и военных курсантов. Змеящаяся очередь выстроилась  к шаткому, висящему над потоком Терека, сооружению. Мост качался из стороны в сторону, шум реки заглушал испуганные крики девчонок. На правой стороне Терека ребята – альпинисты  принимали отважных путешественниц в свои объятия.   Переправа затягивалась. Марфа разглядывала крутые горные склоны  горного ущелья, вдоль одного из которых тянулась Военно- грузинская дорога  с цепочкой автобусов и грузовых машин со всё новыми и новыми участниками похода. Среди людской суеты Марфа заметила свою одноклассницу и теперь и однокурсницу Линку. Она воровато оглядывалась, оценивая обстановку. Не увидев знакомых,  хитрая лисичка остановила ехавшую в город легковую машину, юркнула в неё и укатила домой. В суматохе этого никто не заметил. Марфу всегда поражала способность некоторых людей быстро выбирать наилучшие для себя варианты поведения. Следовать примеру Линки Марфе не хотелось – впереди Марфу ждало захватывающее приключение…

   Когда Марфа подошла к непрочному и качающемуся мостику, многие боялись встать на колеблющиеся доски. .Девчонки взвизгивали и застывали в ужасе перед стихией воды, бушевавшей у них под ногами. Марфа смело двинулась над бушующим потоком. Серая масса воды бурлила и грозилась бедами. Было страшно. Но, подумав, что по этому мосту ежедневно передвигаются десятки  местных жителей, Марфа вздохнула и легко преодолела препятствие. Так же вела себя и Лия..

   Потом начался подъём в ущелье. Марфу давно интересовало, как выглядит оборотная сторона знаменитой горы. Где – то там, на склоне располагался противотуберкулёзный санаторий, когда – то построенный её дедом. К санаторию они  не попали, а  остановились у развалин какого – то, вероятно  ингушского, селения. Ингуши уже здесь не жили. Их всех 23 февраля  1944 года насильственно депортировали на земли Казахстана.  Четырнадцатилетней Марфе пришлось быть свидетельницей этого постыдного явления. Возможно, в этот сентябрьский день 1948 года  одна она вспомнила об этом страшном событии, происходившим здесь четыре года назад.

     Надвигалась ночь, и кто – то сказал, что здесь все будут ночевать. Об удобствах никто  не позаботился. Такая безобразная организация перемещения в горах нескольких тысяч человек  была преступна, грозила всяческими бедами.  Главным в этом постыдном мероприятии   являлось выполнение   постановления очередных партийных чиновников о штурме знаменитой горы  с последующим рапортом в заоблачные выси о победе!

     Пока Марфа и Лия искали более или менее ровное место, стемнело.   Потом в ущелье разгорелись огоньки костров,  разведённые наиболее предприимчивыми туристами, возможно, ребятами воинских училищ, которые тоже собирались покорить гору. Антона Марфа среди участников восхождения не заметила. Грешным делом она подумала, что Антон повторил поведение Линки.

      В наступившей темноте  найти знакомых было практически невозможно. Марфа вытащила из рюкзака свой ватник и обе девушки, усевшись на нём и прислонившись спина к спине, закусив бутербродами, попытались заснуть.

   Заснуть им не удалось – было неудобно и довольно прохладно. Рядом в развалинах  оказались заросли крапивы, от которой их защитила одежда. но которая  успели обжечь кисти рук.  В шесть утра весь лагерь, ночевавший на южном склоне, начал подъём. Склон, покрытый выгоревшей травой, был достаточно крутым, и двигаться по нему было  трудно. Многие, не привыкшие к такому виду физической нагрузки, усаживались на торчавшие по пути камни. Некоторые, не выдержав трудностей и понявшие, какова организация похода,  начали спускаться назад. На половине склона десятка два первокурсников объединились, вытряхнули из рюкзаков и сумок остатки еды и занялись завтраком.. Нестерпимо пекло не успевшее остыть осеннее солнце, хотя окружающие горы закутались в туман. Хотелось пить. Когда к часу дня добрались до вершины, солнце скрылось в неизвестно откуда появившиеся облаках. Вершина представляла собою ровную наклонную поверхность с многочисленными торчащими скалами и какими-то ямами с грязной водой с  остистыми листьями куги – болотной травы. Здесь уже  пятнами лежал снег. На снег набросились испытывающие  жажду.  Спускавшийся по пути их подъёма знакомый студент закричал, что такой снег есть нельзя. Дул холодный и резкий ветер. Марфа,  натянула на себя ватник, мысленно поблагодарив маму.

     Ожидаемого вида родного города увидеть не удалось – в терской котловине, где располагался город, клубились тучи. И край пропасти тонул в густом тумане. Пошел дождь с примесью снега. Заметив в тумане человеческие фигуры, обе девушки направились к ним и оказались на краю другой пропасти. Между скалами была видна тропинка, очевидно, вытоптанная козами и овцами.. Но. скоро тропинка, на которую они ориентировались, исчезла. Теперь спуск продолжался без всяких ориентиров. Позже Марфа удивлялась самой себе, почему она не повернула назад, ведь основания для этого были. Несомненно ею, как и многими другими,  руководило любопытство, желание понять, как устроена Столовая гора, видимая из всех окон города. В ясные дни можно было наблюдать невооруженным глазом все эти пропасти, крутые спуски, лесные массивы, причудливо громоздившиеся друг на друге  скалы.

      Неожиданно Марфа и Лия натолкнулись на группу альпинистов, которые звали их и предупреждали об опасном обрыве на  пути. Ребята выстроились вдоль карниза, с которого начиналась, терявшаяся в тумане пропасть, и поддерживали  оказавшихся здесь людей. Никакого плана движения ни у кого не было. Но те, кто был знаком с горами  стихийно объединились  и предупреждали  возможные падения. Большие и маленькие, покрытые красноватыми мхами, скалы осторожно обходили, держась за выступающие части горных пород и росший между ними кустарник горных азалий, уже потерявший листву

   В другом месте тоже стояли альпинисты и контролировали перемещение массы людей.  Пропасти находились за их спинами. Пожалуй, это была единственно хорошо организованная служба спасения. Из – за усиливавшегося дождя сапоги Марфы начали скользить и она усилила внимательность, одновременно не выпуская из своего поля зрения Лию.

   Спускаться вниз было легче, чем подниматься. Но от напряжения  болели мышцы голеней. Рядом кто – то  неразличимый в тумане, смеялся, кого-то звал. Иногда из тумана  или облака, примостившегося на северном склоне, выныривала чья –то фигура, махала рукой, что – то кричала и снова, поглощённая туманом, исчезала. Становилось темнее и сумрачнее.

   . Когда каменный пояс остался позади,  впереди обнаружились более пологие склоны  (это уже была коса горы, хорошо различимая из города) альпийских лугов, за которыми начиналась лесная зона. Громадные буки, чинары со стволами в три обхвата, единичные сосны… и новые скопления деревьев, лепящихся по склонам… Удивительно, обе девушки не испытывали страха. У них не было другого выхода – надо обязательно спуститься. Здесь они были не одни, где – то рядом передвигались их товарищи. Скоро снова начались обрывы с торчащими в них  скалами. Приходилось цепляться за мелкий подлесок.  Ноги скользили по опавшей листве, устилавшей склоны в более пологих местах. Неожиданно на крутом месте Марфа не удержалась и промчалась сотню метров  вниз вместе со стекавшей по склону  глинистой массой. Туда же угодила и Лия. Марфа едва успела перехватить её.  И тут неожиданно Лия расплакалась. Марфа утешала её, как могла и сказала, что плакать они будут дома, когда отсюда выберутся. Потом по тому же пути к ним примчалась и девчушка лет 14 из профессионального  заводского училища. Марфа и Лия вытащили её из грязевой ловушки.

- Тётеньки, можно я пойду с вами? Я отстала от своих и я боюсь. 

  «Тётеньки» не возражали. Теперь в полной тишине они двигались уже втроём. Крики, слышимые ими раньше, прекратились. Марфа даже  подумала, что они попали в какое-то боковое ущелье или лесную балку. Стало совсем темно и теперь три девочки определяли местонахождение друг друга по голосам. Потоки текущей сверху почвы или глины иногда увлекали кого - то из них за собой. Марфа снова упала, теперь на спину. От серьёзной травмы спас рюкзак, висевший за спиной и сгладивший падение. Казалось, что этому трудному спуску не будет конца. Наступила ночь.

   Теперь они передвигались ощупывая землю, стволы деревьев и кустарник. Наконец, склон закончился. Где –то шумела вода. Возможно, это был Терек.  Потом они снова  услышали голоса и крики.

- Это наши,- сказала обрадовано девочка,  - я пойду к ним.- На её крики кто –то откликнулся, девочка ответила и исчезла.

 А Марфа и Лия стояли на ровной поверхности убранного поля. Впереди небо казалось светлее.  Там был  город. До него от подножия горы было 13 километров.  

   Неожиданно  путешественницы замерли и притаились, увидев фигуру мужчины в плаще с капюшоном, двигавшуюся по краю поля.   Таинственная фигура медленно исчезла. Что делал здесь в середине ночи этот человек?

    Девушки шли почти в полной темноте, огибая заборы – жерди чьих – то огородов, проваливаясь в ямы, натыкаясь на отдельные деревья и кустарник, падая, понимаясь и помогая  друг другу, стараясь не шуметь, боясь новых неожиданных встреч. Шли долго, пока не увидели свет колеблющегося на далёком столбе фонаря и силуэты домов окраинного посёлка.  Под ногами уже была булыжная мостовая и сверкали огни городской гидроэлектростанции. Потом был мост через овраг, по которому к Тереку стекали воды дождя с Осетинской слободки, мокрый асфальт тротуаров, мокрые деревья, лужи, спящие дома, знакомя с детства улица Свободы  и их   отцы, оба в брезентовых плащах и с фонарями «Летучая мышь», направлявшиеся на поиски. На углу их дома под дождём стояла мама.

       Когда уже дома с Марфы снимали грязный ватник и мокрые брюки, оказалось, Марфа не промокла. Она только расплакалась от бессилия. А Лия в такой же ситуации смеялась .

    На следующий день в аудитории собралась лишь  половина студентов их курса. Они беспечно смеялись, рассказывая, как Юрий С. заболел высотной болезнью и положил в рот коробку спичек чтобы она «не промокла». О грозившей беде никто не хотел вспоминать потому, что часть их товарищей ещё оставались в горах. Они провели ночь на скалах и их снимали оттуда мобилизованные альпинисты. Никто не пострадал. Или это сведения были скрыты? Местная пресса отделалась молчанием, явно скрывая безобразную организацию неудавшегося восхождения. В те времена о неудачах говорить было не принято. Победной реляции не последовало. Да и в последующее время разговоров об этом взятии вершины Кавказа тоже не было... 









 

Коллеге - ауген арцту

Дорогой коллега! С интересом читала Ваши записи в журнале. Желаю вам здоровья и благополучия. С уважением, Людмила Николаевна.
 Сегодня смотрела и слушала В.В.Путина. С чем - то  соглашалась, что - то мне не нравилось. И, неожиданно для себя. я вдруг очень остро почувствоыала протест против его высказывания о модернизации нашей медийины, где одним из действий он объявил о необходимости сокращения больничных коек в нашей стране! ! Я это слышала в течении всех 45 лет моей работы в медицинском сообществе. В пятидесятые годы существовала "норма" = 30 дням лечения неврологическиъ больных в стационарах. За это время врачи должны были в течении  первых трёх дней поставить диагноз и начать лечение, которым трёхдневным сроком не обойтись. Мы довольно успешно осуществляли диагностиеу, не имея тех возможностей, которыми облдает современная неврология. И мы имели время на вдумчивое отношение к индивидуальному лечению каждого больного. 
   Сейчас в Москве сроки обследования сонращены до нескольких часов. Это же здорово!  Я с подозрением на кишечную непрозодимость попала в больницу Медицинской Академии, где за 2 часа мне сделала более десятка нужных исследований компетентные и хорошо обученные мои коллеги. К ним у меня нет никаких прньнзий. Но стоило это вместе с двухдневным пребыванием в стационаре !7 тысяч! А, если бы была нужна операция? Выдержал бы мой более чем скромный бюджет врача с 45 летним стажем, ветерана войны и инвалида 2 группы  решение такой задачи?
Мне то хорошо - у меня заботливые  дети, которые взяли  на себя решение этой задачи. Но недавно ушла из жизни моя подруга. моя сверстница,  врач, которая сознательно отказалась от стационара и операции, зная о себе всё. У неё не было семьи.Не было надежд. И она не хотела обременять других своих друзей, собрав за 10 лет на свои похороны 90 тысяч рублей при её очень маленькой пенсии, на которую она жила, отказывая  себе во многом. Я была далеко от неё, и она скрывала от меня своё состояние.   И ей совсем не хотелось лежать в современных наших стационарах. Это очень тягостно для старых людей, отрешенных от дома..
   Это я к тому, что наш премьер сказал, что койки в больницах пустуют зимой и их заполняют пенсионеры. А я добавлю, что делают они это  не от хорошей жизни. Нередко - это уловки "хитрецов" для экономии пенсий, помогающей выжить их детям и внукам. Или о том, что им дома живётся хуже, чем в современной больнице с её очень скромным бюджетом.
  И ещё, если в поликлиниках громадные очереди, значит стационарной помощью охвачены не все нуждаюшиеся. Другое дело, когда в каждой больнице будет на высоте диагностика, обеспечивающая и скорую помощь . Только тогда можно будет говорить о сокращении больничгых коек. Но как далеки мы от такого совершенства...

Раритеты

Добрый день, друзья!
  Я очнулась от своей  летней "спячки" и решила порадовать Вас некими раритетами.
 В царской Росси было принято каждый год награждать лучших учеников гимназий Похвальными листами. Не знаю, были ли ори унифицированы для всех учкбных заведений такого рода, но у меня хранятся три таких похвальных листа моего отца - ученика Ставропольской (Николаевской) мужской классической гимназии. Первый лист 1913 года был посвящен М.Ю.Лермонтову. Поэтому я с раннего детства была знакома с его литературным творчеством в визуальном виде. Я предложила московскому просвещению сделать подобное для лучших ребят Москвы, обозначаня каждый год новые и значимые события его, юбилеи писателей, учёных, общественных деятелей, музыуантов. Предстаьте себе Похвальный лист 80х40 см, вставленный в рамку в вашем доме, свидеткльствующие об успехах ваших чад?  Одна такая грамота висит  в доме моих детей. Можно было бы объявлять конкурсы среди художников на создание таких произведений. славящих отечество и ум!
 Мне ответили, что у нас достаточно своих видов грамот. Некоторые заказывают сами школы. Вы уверены, что они лучше и интереснее, чем те, которые я намереваюсь показать Вам? Ведь они все одинаковы убоги! У меня есть девять школьных грамот с одинаковыми изображениями Сталини и Ленина. Представьте эту галерею на стене Вагей квартиры!
 Полюбуйтесь- такой представленный Вам  похвальный лист рождает гордость за прошлое нашей страны.







 
С Днём рождения, милый и славный человечек! Здоровья Вам и благополучия, взаимрпонимания и любви Близких. Я всегда с удовольствием читаю Ваши добрые реплики и у меня, и у Леночкт. очеь приятно быть с Вами знакомой. Моя дочка тоже так считает.